В поисках кнопки.

Или что такое нейропсихологическое сопровождение процессов развития.

Начну с начала.

Во-первых,

бывает взрослая нейропсихология*, которая изучает мозговую организацию высших психических процессов. Проще говоря, как наш мозг принимает решения, пишет, читает, решает задачи и многое другое. Взрослая нейропсихология существует в клинике реабилитации черепно-мозговых травм, инсультов, последствий операций; и в лабораториях, где пытаются изучить закономерности работы здорового и не очень мозга. Основатель взрослой нейропсихологии – Лурия Александр Романович.
Фильм об Александре Романовиче Лурии

А еще есть детская нейропсихология**. Её основатель – тоже Лурия Александр Романович.
Его ученица Симерницкая Эсфирь Георгиевна провела замечательное исследование и написала книжку «Мозг человека и психические процессы в онтогенезе» в 1985 году, которая актуальна и сейчас.
Другая его ученица Цветкова Любовь Семёновна придумала метод формирующего обучения, который описан в её книге «Актуальные проблемы нейропсихологии детского возраста». Это так называемая работа «сверху вниз», когда мы предполагаем, что у ребёнка всё в порядке с неврологией, но по каким-то причинам не формируется какая-то функция. Нейропсихолог находит причину и механизм и формирует эту самую функцию – когнитивные методы.
Сразу оговорюсь: нейропсихология – это не дефектология. Дефектология подразумевает работу с детьми, у которых в наличии физический и/или психический недостаток. И работа строится на – грубо говоря – натаскивании ребёнка на определенное знание, на социальную адаптацию, на навыки самообслуживания, то есть мы вкладываем в голову конечное знание. Нейропсихология же дает способ постигать новое знание.
Чуть позже, в 90-х г.г. ХХ века, в результате плодотворного союза Семенович Анны Владимировны, Архипова Бориса Алексеевича и ряда авторов появился метод замещающего онтогенеза. Последняя версия описания этого метода (из мне известных) в книге Семенович А.В. «Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза». Это так называемая работа «снизу вверх», на сенсомоторном уровне, который обеспечивает стабильную работу мозговой системы в целом и «активизацию развития всех высших психических функций» (речь, память, внимание, мышление, восприятие) (Семенович А.В.) в частности. Проще говоря, бОльшая часть работы мозга идет как бы в фоновом режиме. Мы не думаем о том, как мы сидим, где у нас в это время руки и ноги; мы не сводим намеренно глаза, чтобы что-то прочитать; мы не обращаем внимание на то, как мы держим ручку или нож. БОльшую часть повседневных дел мы делаем на «автопилоте», потому что это стало автоматизмом. Но если с фоновыми процессами случается беда, то приходится много сил тратить именно на то, чтобы удерживать нужную позу и держать правильно ручку, а на то, что именно пишем, внимания и энергии уже не хватает.

Во-вторых,

на данный момент существует несколько «школ» детской нейропсихологии. Например, центр «Добрые руки», «Центр психодиагностики и психокоррекции» Горячевой Т.Г., «Психологическая студия Екатерины Лебедевой», «НИИ Центр детской нейропсихологии», Корнеева Василиса Александровна и много-много других частно практикующих людей. У каждого свое вИдение коррекционно-развивающего процесса, потому что чем-то отличаться от других надо, чтобы зарабатывать денежку. Однако это вИдение часто идет вразрез со всеми законами формирования мозга и мозговых процессов. И от этого становится очень печально. Например, слышала от коллеги, как одна из «нейропсихологов» утверждала, что «нейропсихолог с ребенком должен рисовать, а всё остальное – это неправильно». Бегите от таких! Нейропсихолог должен выстраивать работу, исходя из результатов диагностики.
Но в любом случае должны строго соблюдаться основные закономерности развития ребёнка – двигательные или когнитивные. Если у вас двигательная коррекция, то сначала вы отрабатываете упражнения лежа, потом на четвереньках, а потом стоя. В одном занятии ребенок не должен ползать на спине, на четвереньках и ходить вдоль стены. В нормативном онтогенез ребенок так себя не ведет, а ведь наша задача – заставить мозг вспомнить то, что он должен был сделать самостоятельно на первом году жизни. То же касается и когнитивных методов работы. Материал строится от простого к сложному и с учетом возраста ребенка. Мы спускаемся на ступень, а то и на две ниже относительно актуального состояния, чтобы проработать все этапы развития той или иной функции (ведь мы не дефектологи, чтобы просто дать знание).

В-третьих,

возраст детей, с которыми работает нейропсихолог. Классика – с 4,5 лет, так должен быть минимально сформирован субстрат (мозг), на котором работаем по методу замещающего онтогенеза. На деле сейчас к нейропсихологу записывают и 2-летних детей с трудностями речевого развития, нарушениями поведения и адаптации. И да, можно и нужно работать с таким возрастом, однако будет ли это нейропсихологией…

В-четвертых,

результат работы. Чудеса бывают в жизни, однако это всё-таки исключение из правил. И результат занятий виден далеко не сразу и только при условии ежедневной работы. Если вы работаете с ребёнком ежедневно, то результат качественной работы нейропсихолога образно будет выглядеть так:
.
Если вы то занимаетесь, то не занимаетесь и делаете лишь бы сделать и как соседу надо, результат будет таков:
.
При качественной работе результат будет ВСЕГДА, просто не сразу. Вы не получите взамен другого ребенка, однако всегда есть возможность скомпенсировать слабые стороны. Да, останутся особенности характера и поведения, но будет формироваться возможность их контролировать.
Берегите себя и своих детей!

Пост фактум. Я не претендую на полноту изложения материала, но готова ответить на возникшие вопросы.

Мои направления работы:

нейромоторное развитие;
сенсомоторная коррекция;
профилактика и коррекция нарушений чтения;
развитие речи.

Что такое детская нейропсихология, и зачем она нужна. Читает доктор психологических наук, профессор Ахутина Татьяна Васильевна.



* Нейропсихология

(англ. neuropsychology) - отрасль психологической науки, сложившаяся на стыке нескольких дисциплин - психологии, медицины (нейрохирургии, неврологии), физиологии - и направленная на изучение мозговых механизмов высших психических функций на материале локальных поражений головного мозга. Основоположник нейропсихологии в России - А. Р. Лурия. Развивая идеи Л. С. Выготского о системном строении высших психических функций, Лурия разработал теорию системной динамической локализации высших психических функций, являющуюся теоретической основой нейропсихологии.
История возникновения, основные направления
Нейропсихология является одновременно отраслью экспериментальной психологии и клинической неврологии. Психология сформировалась как наука к концу 19 в., когда было признано, что психические процессы можно исследовать, наблюдая за поведением человека.
В 19 в. клинической неврологии удалось выявить связь между локализацией поражения мозга и изменениями в психике больных, как субъективными, так и объективными. В начале 19 в. Ф.Галль первым занялся подобными исследованиями и пришел к заключению, что головной мозг состоит из систем, каждая из которых может быть связана с тем или иным психическим процессом. Нейропсихология стала отдельной наукой во второй половине 20 в. благодаря работам ряда исследователей, определивших основное содержание и границы новой дисциплины. Главными ее творцами были Д.Хебб, Г.Гекен, А.Р.Лурия, Б.Милнер, К.Лешли, Х.-Л.Тойбер, К.Прибрам, Р.Сперри и О.Зангвилл. Все они занимались, во-первых, подробной количественной характеристикой и описанием мозговых нарушений, вызванных заболеваниями или экспериментальными манипуляциями, и, во-вторых, объективным анализом сопутствующих изменений поведения (вербального и невербального) с помощью различных тестов и исследований.
В СССР клинические традиции развивал А.Р.Лурия. После Первой мировой войны Лурия совместно с Л.С.Выготским и А.Н.Леонтьевым разработал новую психологическую теорию, согласно которой поведение ребенка по мере развития все больше попадает под контроль внутренней речи. Позднее Лурия и Тойбер показали, что развитие и осуществление такого контроля связаны с деятельностью лобных долей. Прибрам, нейрохирург, начал заниматься исследовательской работой в период массового увлечения психохирургией, когда ежегодно тысячи больных подвергались фронтальной лоботомии. При этой операции рассекались волокна, соединяющие задние отделы лобных долей с остальным мозгом. Прибрам изучал изменения в психике и поведении людей, возникающие после лоботомии, и обнаружил, что ее эффект обусловлен тесными связями задних отделов лобной коры с гипоталамусом и лимбической системой переднего мозга. В настоящее время отечественная нейропсихология представляет собой интенсивно развивающуюся отрасль психологической науки, в которой выделилось несколько самостоятельных направлений, объединенных общими теоретическими представлениями и общей конечной задачей, состоящей в изучении мозговых механизмов психических процессов. Основным направлением является клиническая нейропсихология, главная задача которой состоит в изучении нейропсихологических синдромов, возникающих при поражении того или иного участка мозга, и сопоставлении их с общей клинической картиной заболевания. Другим направлением современной нейропсихологии является экспериментальная нейропсихология, в задачи которой входит экспериментальное (клиническое и аппаратурное) изучение различных форм нарушений психических процессов при локальных поражениях мозга и других заболеваниях ЦНС. Одним из важнейших направлений современной нейропсихологии является реабилитационное направление, посвященное восстановлению высших психических функций, нарушенных вследствие локальных поражений головного мозга.


** Детская нейропсихология

(англ. child neuropsychology) - наука о формировании функциональной мозговой организации в онтогенезе. Возникла на пересечении нейропсихологии, детской психоневрологии, детской психологии и возрастной психофизиологии. Являясь разделом нейропсихологии, в настоящее время детская нейропсихология становится самостоятельным направлением.
В 70-е годы XX века по инициативе А. Р. Лурия стало формироваться новое направление - НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА. Необходимость его создания диктовалась спецификой нарушений психических функций у детей при локальных мозговых поражениях. Как показывают клинические наблюдения, в раннем детском возрасте поражение коры левого полушария не сопровождается характерными для взрослых нарушениями речевых функций. Иными, чем у взрослых больных, являются и симптомы поражения правого полушария мозга. Возникла необходимость специального изучения "детских" нейропсихологических симптомов и синдромов, описания и обобщения фактов. Для этого потребовалась специальная работа по "приспособлению" к детскому возрасту методов нейропсихологического исследования и их усовершенствованию.
Систематическое нейропсихологическое исследование детей в возрасте от 5 до 15 лет с локальными мозговыми поражениями, проведенное Э. Г. Симерницкой (1978, 1985), обнаружило, что на разных ступенях онтогенеза поражение одного и того же участка мозга проявляется неодинаково. Выделены три возрастные группы (5-7, 7-12, 12-15 лет), каждая из которых характеризуется разными симптомами. Максимальные отличия от "взрослой" симптоматики обнаружили дети первой возрастной группы. Хотя поражение левого полушария у этих детей и ведет к речевым нарушениям, последние носят иной, чем у взрослых, неафазический характер. В то же время поражение правого полушария у них приводит к речевым дефектам (как правило, в виде вербально-мнестических нарушений) существенно чаще, чем у взрослых. Результаты дихотического исследования (одновременного предъявления слов в левое и правое ухо с целью их опознания и запоминания) свидетельствуют о том, что поражение правого полушария у детей часто вызывает билатеральное ухудшение восприятия словесного материала, что никогда не наблюдается у взрослых больных, у которых билатеральный эффект связан с левополушарными поражениями мозга. Эти факты указывают на качественное различие механизмов межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия у детей и взрослых. Как вербальные, так и невербальные (зрительно-пространственные) функции в детском возрасте имеют иную мозговую организацию, чем у взрослых.

Изучение особенностей мозговых механизмов высших психических функций у детей с локальными мозговыми поражениями позволяет выявить закономерности хроногенной локализации этих функций. Детская нейропсихология открывает широкие возможности для изучения проблемы межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия, для решения вопроса о генетической и социальной детерминации этих фундаментальных закономерностей работы мозга. Велико и прикладное значение детской нейропсихологии, так как адаптированные к детскому возрасту нейропсихологические методы позволяют определять зоны поражения мозга у детей столь же успешно, как и у взрослых. Можно думать, что со временем будет создана и нейропсихология старческого возраста (геронтонейропсихология). Пока на эту тему имеются лишь отдельные публикации.
Наконец, в последнее время все более начинает утверждаться нейропсихология индивидуальных различий (или дифференциальная нейропсихология) - изучение мозговой организации психических процессов и состояний у здоровых лиц на основе теоретических и методических достижений отечественной нейропсихологии. Актуальность нейропсихологического анализа психических функций у здоровых людей диктуется и теоретическими, и практическими соображениями. Важнейшей теоретической задачей, встающей в этой области нейропсихологии, является необходимость ответа на вопрос, возможно ли в принципе распространение общих нейропсихологических представлений о мозговой организации психики, сложившихся при изучении последствий локальных поражений головного мозга, на изучение мозговых механизмов психики здоровых лиц.

Share on Google+