Фонематический слух: что это и зачем

   Фонема – это минимальная единица звукового строя языка.
В онтогенезе младенцы способны слышать фонемы и очень скоро сами начинают их произносить. В возрасте шести месяцев они могут производить практически все звуки (универсальный лепет), а впоследствии при канонических вокализациях (произнесение звуков родного языка) они также могут слушать себя. После этой стадии ребенок, достигая символической стадии, начинает соединять фонемы в морфемы – первые односложные слова.

Усвоение звуковой стороны речи (по А.Н.Гвоздеву)
а) звуки «раннего онтогенеза» (онтогенез—значит индивидуальное развитие организма ребенка): гласные [а], [о], [у], [и]; согласные [м], [б], [г], [к], [дь], [ть] [пь],[ль),(хь] [сь];(1год, 8 мес), [д], [н], [т] (1г10мес-2 года), [с], [п], [в] (2 г – 2г. 8.мес);
б) звуки «среднего онтогенеза»: гласный [ы]; дифференциация по мягкости и твердости усвоенных согласных; [л']; озвончение всех согласных;
в) звуки «позднего онтогенеза»: [р], [ш], [ж], [щ] (которые требуют поднятия передней части языка), [л], [ц].




Процесс звукоразличения обеспечивается совместной работой речедвигательного (зона Брока) и акустического (зона Вернике) анализаторов.

  В специальном эксперименте, проведённом Л.К. Назаровой, показано, что, если исключить проговаривание записываемого слова вслух, предложив ученику писать с открытым ртом или зажав язык за зубами), число допускаемых им ошибок возрастает в 6 раз.

  Функции классических центров Брока и Вернике за последние тридцать лет были уточнены; оба поля входят в сложную функциональную систему и работают согласованно. Центр Брока — не исключительно моторная зона речи, он участвует также в процессе ручной деятельности. Возможно, что он также опосредует функции оперативной памяти при обработке таких последовательностей, как предложения. Более того, в соответствии с классической точкой зрения, а также в качестве области, опосредующей оперативную память, центр Брока проявляет особую активность в случаях логически сложных речевых конструкций, а в ситуациях двусмысленности активируются также гомологичные зоны префронтальной коры правого полушария. Это облегчает использование и понимание переносных значений. В этой связи, по-видимому, следует обратить внимание на семантически-прагматические нарушения речевых функций, характерные для детей с аутизмом, у которых отмечаются нарушения многих функций правого полушария. Как происходит развитие всех функций центров Брока и Вернике у детей, остается неясным.
Когда человек слушает обращенную речь, то у него помимо центра Вернике также происходит активация центра Брока и внешне незаметное напряжение оральной и язычной мускулатуры, а при произнесении, наоборот, дополнительная активация центра Вернике.


Большая часть коры левого полушария принимает участие в таких видах деятельности, как речь, чтение и письмо. Функциональная система, отвечающая за устную речь, состоит из зоны, отвечающей за понимание, — центра Вернике (W), центра Брока (B), отвечающей за речевую моторику, и связывающего W и B дугообразного пучка (FA — fasciculus arcuatus). Во время говорения зона B активирует первичную моторную кору (BA 4), где кпереди от роландовой борозды (черная линия) расположены нейроны, иннервирующие мышцы речевого аппарата. Зона B также активирует те области моторной коры (BA 4), которые контролируют мышцы, обеспечивающие моторный компонент письма. Угловая извилина (AG — girus angularis) является зоной, которая отвечает за интеграцию информации разных модальностей, связывая написанный (видимый) или воспринимаемый тактильно текст со слышимой речью, распознаваемой областью W. Направление информационного потока показано стрелками. За последние двадцать пять лет речевые функции зон B и W были определены гораздо точнее.


Обработка речевой информации происходит в височных зонах коры. Речь воспринимается первичными слуховыми полями (BA 41). Анализ на уровне слова осуществляют вторичные слуховые поля (BA 22), а на уровне предложения — преимущественно зона W, которая является основным центром понимания речи. Благодаря FA и зоне B слова, которые были услышаны, могут быть произнесены. Также возможно непосредственное повторение, без участия зоны W.

  При нарушении слуховой (височной) области коры левого полушария начинают проявляться затруднения в слуховом анализе фонематического состава слова: трудно различаются "коррелирующие" или "оппозиционные" фонемы (б-п, д-т…), нет возможности выделить отдельные звуки из стечения согласных. Простое упражнение в списывании текста не даёт никаких результатов.

Функциональная несформированность левой височной области у детей.
    Отличительной чертой синдрома несформированности височных структура левого полушария являются изолированные трудности в звукоразличении и, как следствие, понимании речи, воспринимаемой на слух. Остальные психические функции при этом не обнаруживают какой-либо значительной дефицитарности. В жалобах такого ребенка часты ссылки на то, что учитель говорит очень быстро, много непонятных слов, а в классе всегда очень шумно. Родители же отмечают, что иногда им приходится по нескольку раз окликать ребенка, прежде чем он отзовется и поймет, что от него требуется.
  Для ребенка, у которого выявлен данный синдром, близкие по звучанию слова могут звучать одинаково (например, хвост — гвоздь — кость — трость). Такая дефицитарность звуковой дифференцировки будет приводить к снижению смыслового различения. При чтении выявляются литеральные парафазии, затруднения в расстановке ударения в слове; чтение плохо интонировано (в связи с чем затрудняется и понимание прочитанного). Однако чтение остается в рамках этого синдрома наиболее сохранной речевой функцией.
  Письменная речь нарушается в большей степени и находится в прямой зависимости от состояния фонематического слуха ребенка. Его тетради изобилуют разнообразными ошибками: заменами по мягкости-твердости, глухости-звонкости, ошибками в безударных гласных, реже — пропусками букв.
  В связи со звуковой лабильностью расстраивается самоконтроль за собственной речью, в результате чего иногда появляется компенсаторное многословие, но чаще — замкнутость, молчаливость.
  Слухоречевая память дефицитарна в звене избирательности (обилие литеральных парафазии, тенденция к размытости границы слова и появлению словесных новообразований). Типичным для этих детей является повышение смыслоорганизуюшей функции речи. На фоне снижения фонематического слуха «дом, лес, кот» превращается в «в дом влез кот», а «ночь, игла, пирог» — в «ночь пекла пирог».
  Вышеперечисленные трудности при отсутствии специальных коррекционных мер приводят к появлению в ряде случаев деформации обобщающей, номинативной функций, способности разворачивать программу собственного речевого высказывания, что еще раз доказывает центральную роль фонематического фактора для речевого развития в целом.

Литература:
- Ньокиктьен Ч. Детская поведенческая неврология. В двух томах. Том 1. Москва, 2012.
- Лурия А.Р., Цветкова Л.С. Нейропсихология и проблемы обучения в общеобразовательной школе. Москва — Воронеж, 2008.
- Цветкова Л.С. Нейропсихология счёта, письма и чтения: нарушение и восстановление. Москва — Воронеж, 2005.
- Семенович А.В. Нейропсихологическая диагностика и коррекция в детском возрасте. Москва, 2002.